Тася (anastgal) wrote,
Тася
anastgal

Categories:

Сергей Иванович Борисов - удивительный человек

АРТИСТ, ПУТЕШЕСТВЕННИК, ФОТОГРАФ

Несколько лет тому назад в Барнауле проходил молодежный фестиваль "Молодежная палитра". Один из его проектов назывался "От дагерротипа до Photoshop (история фотографии, современная компьютерная графика). Организатор проекта, преподаватель колледжа культуры Альфред Позняков, готовя стенд с работами мастеров фотодела на Алтае, не мог не использовать работы Сергея Борисова.

     

Портреты самого Сергея Борисова в разные годы жизни.

Его биографию мы знаем в основном благодаря рассказам дочери, Татьяны Сергеевны Борисовой. С ней, кстати, Альфред Позняков встречался, переписывался, она предоставила много материалов нашему краеведческому музею: они экспонировались не раз.
Татьяна Сергеевна Борисова, дочь фотохудожника. Театральная актриса. Последняя должность - артистка драматической группы Новосибирского радиокомитета. Снимок сделан в 1925 году.
Ретушер, работавший у Сергея Борисова, А.Макарова-Мирская, впоследствии - его ученица.
 
У Сергея Ивановича Борисова сложная и необычная судьба. Он из тех самоучек, которые пробуют себя во всем - и все им удается. Родился Борисов в Симбирске, в семье дворовых крестьян, примерно в 1850 году. Был мальчиком на побегушках в магазине, затем вместе с небольшим бродячим музыкальным театром баронессы Розен путешествовал по стране - сначала был заправщиком ламп, потом - артистом и певцом. Когда в России начался голод, спасаясь от него, Сергей Борисов бежит в Сибирь. Уже тогда, путешествуя по городам и весям, он увлекается по тем временам новым делом и приобретает специальность фотографа. В Барнаул Борисов попадает уже в этом качестве - с фотоаппаратом, навыками и желанием полностью отдаться новой профессии.
 

ДЕЛО ЖИЗНИ

Сергей упорен, практичен и талантлив. Он покупает для начала домик в городе, официально становится "мещанином Барнаула" - и открывает фотоателье. Постоянно расширяет его, обрастает клиентурой, становится не только популярным фотохудожником, но и... заводчиком! В 1900 году Борисову удается (правда, в качестве туриста) попасть на Всемирную выставку фотографии в Париже. Там по случаю он покупает секретный справочник по фотохимикатам, включающий технологию получения фотобумаги. А вернувшись в Барнаул, сам начинает ее производить - в мастерской на территории своей усадьбы. Находит помощника-химика. Бумагу выпускает разных размеров, даже в человеческий рост. Правда, потом от такого формата он отказался, но опыт был. На его собственной бумаге был сделан, например, портрет жены знаменитого купца-пивовара госпожи Ворсиной в полный рост. Портрет дамы в белом платье был настолько хорош, что в Москве на выставке получил золотую медаль. Как рассказывала Татьяна Борисова, купец Ворсин хотел купить портрет жены за немалые д еньги, но отец отказался: сказал, что эта работа - его реклама, визитная карточка, и оставил ее в своем павильоне. К сожалению, портрет не уцелел - сгорел во время пожара в 1917 году.
Одна из последних фотографий, сделанных С.Борисовым в 1935 году. Тогда он работал в составе фотоателье "Объединение "барнаульской кооперативной артели". Иные времена - без будуаров. Но мастер остался мастером.
Дети барнаульского инженера Урлапова - Георгий и Петр. Фото из архива А. Познякова.
 
 Из Парижа Борисов привез не только технологию фотобумажного производства, но и оборудование для фотосалона - так называемые "будуары". Они были самые богатые и интересные в городе: пианола, столики, подставки, шторы, ковры, цветы, сменные задники-драпри или пейзажи... Любая провинциалка здесь начинала, наверное, чувствовать себя парижанкой. Недаром из семи барнаульских фотоателье, которые работали в Барнауле уже в 1911 году, наиболее популярно именно борисовское.
Рассказывает Т.Борисова:
- Столичный павильон у отца был очень большой, с наклонной стеклянной крышей и стеклянной стеной, свет регулировался шторами. Два будуара, комната для переодевания, приемная с рекламными снимками. Павильон был очень большой - в нем можно было разместить целый класс реального училища. Квартира наша располагалась на первом этаже дома, само ателье - на втором, к нему вела лестница с улицы.
Нет, наверное, ни одной старой барнаульской семьи, где не было бы фотографии, сделанной здесь. Сколько портретов! Чиновники, купцы, военные, инженеры, милые юные девушки и почтенные старцы, молодожены и большие семьи, дети, гимназисты... Замечательные, умные, значительные лица - наши земляки, горожане. Большинства из них, конечно, уже нет, но дети и внуки хранят замечательную память о них - на твердых кусочках картона, красиво именуемых "паспарту".
 

ДВЕ СТРАСТИ

Фотография, которая стала делом жизни Сергея Борисова, не заслонила другую страсть - театр, которым он заболел еще в ранней юности.
После барнаульского пожара 2 мая 1917 года, когда дом-ателье Борисова сгорел, Сергей Иванович долго жил в Народном доме и работал там костюмером. Он создал в городе театральную любительскую труппу, был там режиссером, артистом, певцом. Обладал приятным тенором, играл на скрипке. Снимки сцен из спектаклей хранятся в музеях Барнаула. Выручка от спектаклей шла детям и солдатским вдовам, потерявшим мужей в Первую мировую войну.
В 30-е годы Борисова приглашают возобновить фотографическую деятельность - и он вновь с головой уходит в любимое дело. Продолжает снимать, готовит молодые кадры. Конечно, после революции о собственном ателье говорить не приходилось, но ведь мастерство осталось. Недаром даже в советское время он имел награды.
 

СТОКГОЛЬМ - БАРНАУЛ

В начале прошлого века акционерное общество "Гранберс" в Стокгольме выпустило серию открыток с видами Горного Алтая, Барнаула, Бийска, Улалы (Горно-Алтайска) под общим названием "Алтай". Ее автор - барнаульский фотомастер Сергей Борисов.
Три года он посвятил поездкам по Алтаю, сделал до полутора тысяч фотоснимков. Результат - кроме публикаций в Стокгольме, приглашение к сотрудничеству в парижском журнале "Патэжурнал", многочисленные выступления с лекциями об Алтае и демонстрация замечательных снимков в "волшебном фонаре" (стереоскопе) в Барнауле.
Впрочем, что значит перечень заслуг? Нужно просто вглядеться в работы мастера и попытаться понять, почему они сегодня кажутся нам такими живыми, хотя нас отделяет от них век или чуть меньше. А помочь нам в этом взялся Альфред Позняков.
 
 

ОСТАНОВИТЬ МГНОВЕНИЕ...

- Чем интересны его фотографии? Они - документ эпохи начала ХХ века, когда, что бы ни говорили, а была стабильность, у людей были осознание своего места в обществе, цель, словом, - гармония. Она сквозит в одежде, в позах, в антураже, в выражениях лиц. Борисов, человек с немалым жизненным опытом, - неплохой психолог. Техника тогда была такова, что пойманное нужное фотографу выражение лица клиента надо было "держать" довольно долго - не потеряв "прекрасное мгновение".
Открытки, сделанные по фотографиям Борисова, разошлись по всей Европе.
 
 
Сергей Борисов, безусловно, дитя своего времени и учился, как и его коллеги, у художников-портретистов. Разберем, к примеру, вот этот снимок двух детей (см. 6 стр. - Е. Ж.). Снимок высокохудожественный, хотя и постановочный. Мальчики на фото - разных возрастов и одеты по-разному. Один - совсем маленький, его одежда, поза и взгляд вызывают далекую ассоциацию с ангелами Рафаэля - невинностью, чистотой и полной гармонией с жизнью. Другой, постарше, - уже мыслитель: о чем-то задумался. Получились живые, очаровательные дети - и в то же время образы немалой обобщающей силы.
 

...И СДЕЛАТЬ ЕГО ПРЕКРАСНЫМ

- Остановить мгновение - это одно. А вот сделать его прекрасным, заставить любоваться фотоработой спустя десятилетия - задача, с которой Сергей Борисов справлялся замечательно. Мастеру светописи нужно было, попросту говоря, на двухмерной плоскости создать иллюзию трехмерного мира. Черно-белая фотография -искусство полутонов, перехода от черного к белому. Тут важно все: масштаб изображения, ракурс, освещение. Все это, кстати, вполне актуально и для нынешних фотохудожников. Борисову, конечно, помогали ретушеры, но его заслуг это не уменьшает.
 

КАКОЙ ПОРТРЕТ, КАКОЙ ПЕЙЗАЖ!

- Пейзажные, видовые снимки Борисова не менее замечательны, чем портретные. Но прежде чем восхищаться, надо представить труд, который предшествовал снимку. С собой везли на лошадях, кроме фотокамеры, всю лабораторию: стеклянные пластины в ящиках (половина из них в дороге билась), реактивы, штативы, палатки. По бездорожью, в любую погоду, вброд или вплавь...
Художественность и того труднее давалась. Нужно было выждать нужные время суток и погоду, найти ракурс, определить верхнюю и нижнюю точку, поворот, панораму. А каков "отход" продукции -вообще никто не знает: может быть, лучшие пластины и побились на очередном ухабе или во время переправы.
* * *
Кстати, Сергей Иванович Борисов два раза в жизни ломал ноги. Первый раз - в театре во время репетиции, во второй раз - в горах Алтая, во время съемок. Оба искусства, которым он посвятил жизнь - театр и фотография, требовали от него жертв.
Источник: ap.altairegion.ru
Tags: Интересное, Искусство, Люди, Фотографии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments