Тася (anastgal) wrote,
Тася
anastgal

Categories:

Моему папе сегодня 85...

Мой папа - человек ужасный! Он так любит маму, что не терпит рядом с ней никого и ревнует не тоkько ко всем, но и ко всему. Поэтому отгоняет её друзей, как надоедливых мух и порой очень невежливо. Именно поэтому с ним так тяжело жить. Такой вот человек.
Я очень его люблю. И я на него очень похожа, хотя и не ревнива совсем. Но тоже язва и тоже с завидной регулярностью играю на нервах тех, кого больше всех прочих люблю.

Мой папа очень красивый. Мама тоже, но у неё нет таких пронзительно голубых глаз, как у папы. Глаза его подводят - он уже почти не видит, но планшет ему в помощь - сын мой настроил ему крупный шрифт, и папа читает новости без напряжения.

Мой папа всю жизнь трудился. Его стаж работы на одном месте - более 60 лет. И ещё пару лет тому назад его звали обратно хотя бы консультантом и он был готов согласиться, но мама не позволила. Не потому что хотели платить копейки, но потому, что азарта в папе намного больше, чем сил и здоровья. У папы одна почка, больное сердце, шалят суставы, сильно подводят глаза... 85 лет - не шутки.

Папе 77 лет

А в молодости он занимался плаваньем и много играл в теннис.
И меня брал с собой на корт. И однажды дядя Женя влепил мне мячиком прямо в челюсть, я упала с судейской вышки, что-то там себе вывихнула. С тех я боюсь летящих в меня предметов.
Ещё папа навсегда привил мне жгучую ненависть к лыжному спорту. )) Теперь я обожаю смотреть и теннис, и лыжные гонки по телевизору - и я помню, как будто это было только вчера, как мы с папой сидим перед телевизором и болеем за "самого лучшего на всем свете биатлониста Тихонова", и записывает в специальные блокнотики время каждого из основных претендентов на победу - на каждом этапе гонки. И помню, как вдруг всё будто поплыло и качнулась люстра, и мы с папой переглянулись и сразу обо всём забыли, потому что по телевизору показывали фигурное катание - это было московское землетрясение 1977 года.
И помню выступления Киры Ивановой - нашей выдающейся фигуристки, она очень нравилась моему папе, и он однажды сказал, что даже имя её ему очень нравится. С тех пор имя Кира стало и моим любимым, даже несмотря на то, что я тогда эту самую Киру к папе страшно приревновала - она была на пару лет младше меня.

Мой папа замечательно рисовал когда-то. Он почему-то скрывал этот свой талант, поэтому делал это только когда что-то было нужно в моём детском садике и в школе - всегда делал вид, что это пренеприятное, скучнейшее занятие и... рисовал мне картинки-иллюстрации сказок Пушкина и для "Алисы в стране чудес", когда мы читали её в подлиннике примерно в третьем или в четвертом классе... И когда начала рисовать я, папа делал вид, что сильно этим недоволен - я до сих пор не понимаю почему.

Лето 2015

Во время войны папа вместе со всей своей семьёй - родителями и младшей сестрёнкой Танечкой - был в Сибири в эвакуации и много мне об этом времени рассказывал. Пожалуй, он больше ни о чём из своего детства и юности и не рассказывал никогда, кроме как о том времени.
Рассказывал, как они ловили летучих мышей на растянутые между ветками деревьев белые простыни, рассказывал, как забирались на кедры за шишками с орехами, и про поросёнка Борьку, которого считал другом. Борька был весёлым, смелым, любил бегать и поболтать. Когда Борьку зарезали... Папа до сих пор не может об этом вспоминать. Мой дедушка тогда руководил военным заводом производящем двигатели для наших самолётов и периодически вылетал на передовую - ему было обязательно нужно видеть своими глазами, как двигатели ведут себя в напряжении боя. Он ведь был одним из конструкторов этих двигателей, а не только руководителем коллектива по их производству. Папа успел поработать в разных цехах - дедушка умел работать на всех станках без исключения и папе очень хотелось тоже уметь всё.

Из эвакуации папа привёз замечательную коллекцию яиц сибирских птиц и подарил музею своей родной школы - московской средней школы номер 417. Коллекция несколько десятилетий исправно там хранилась, но потом случились переезд и ремонт - коллекция испарилась, наверное, была уничтожена за ненадобностью.

В армии папа прослужил три года - как все тогда - связистом. Говорит, надо было быть сильным и терпеливым - уж очень тяжелы были катушки с телефонными проводами, а таскать их надо было по горам - папа служил в Грузии. Недавно скончался последний их армейских друзей папы... Да, все эти годы он не терял с ними связи.

Я не умею разговаривать с папой. А он - со мной. Мы сразу начинаем ругаться. Вернее... Это очень сложно объяснить, но у папы есть удивительный талант ТАК меня любить, чтобы одновременно не желать меня слышать. Что я не говорю - он меня обязательно или затыкает в довольно грубой форме, или принимается спорить с совершенно противоположной точки зрения. Сказать, что мне обидно - ничего не сказать. Я не знаю, почему у нас так. Но так было всегда.

Я очень его люблю.
Tags: Лытдыбр, папа, семейное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →