Тася (anastgal) wrote,
Тася
anastgal

Осколки старого зеркала, сборник миниатюр. Мишка (быль)

Мишка - друг, товарищ и брат. Бабник и раздолбай

          Был у меня когда-то давным-давно друг по имени Мишка. Красивый, голубоглазый, с тонкими чертами лица, длинными белыми ресницами и милым пушком на всегда розовых щеках.

          Мишка был бабником. В хорошем смысле этого слова. Впрочем, - тут каждый пусть сам думает, есть у этого слова хороший смысл или нет, а я уж буду думать, как привыкла - есть. Любил мужчина женщин и менял их с неимоверной скоростью, дабы не обидеть своим невниманием как можно большее их количество. Уж не знаю почему, но жалости я к Мишкиным временьщицам не испытывала, а только восхищалась его виртуозным умением с ними расставаться. Мишка умел делать это как-то так хорошо и правильно, что ни одна из них, во-первых, никогда не возвращалась, а во-вторых, не донимала ни его, ни его друзей слезами, нудными умолениями, воплями, клятвами отомстить или сообщениями о внезапной беременности.
          Для девиц сомнительных в плане нервной системы Мишка носил обручальное кольцо, и ухаживания свои начинал с наичестнейшей повести, коей не было печальнее... Жена - красавица и умница, попавшая в аварию, потерявшая ребёнка, замкнувшаяся в собственном горе и при ней верным стражем, пажом, утешителем и успокоителем он - Мишка, гордый и благородный, не помышляющий даже ни одной секундочки бросить эту, ставшую ему в одночасье чужой, женщину. В общем, герой и даже рыцарь.
          "Нет, конечно, где-то бродит неприкаянно та, которая поймёт и оценит мою глубоко раненную душу", - говорил Мишка, трагически закатывал огромные, красивые глаза, мелко потрясывал руками в искреннем волнении и сопел, будто еле-еле, из последних сил сдерживал предательские слёзы. Бабоньки завороженно слушали, мокрели глазами, всхлипывали и принимались строить планы. С этого самого момента уже не Мишка, а они принимались за дело, а ему только и оставалось - грустно вздыхать и позволять себя любить трепетно и нежно, нежно и трепетно. И осторожно. Чтобы ничем не задеть тонких струн...
          Мишкино обаяние было всеобъемлющим. Когда наш институтский оперотряд дежурил на праздниках у синагоги, Мишка являлся с гитарой и собирал вокруг себя толпы почитателей, распевая громким, чистым голосом еврейские зажигательные песни. Народ его ждал, народ радовался и весело отплясывал под Мишкины гитарные переборы. Совсем русский парень Мишка Скворцов. Правда, у синагоги он, приставая к очередной красотке, представлялся Скварцманом и никак иначе.
          Мне всегда казалось, что завоёвывать сердца было его предназначением - и почти неважно чьи. До сих пор не могу представить себе ни одного Мишкиного врага. Ну, разве что преподаватели, на которых его силы не действовали совершенно, омгли испытывать к нем нечто такое - вражеское, но и только.


          Устроился наш "Чарльд Гародьд" на бензоколонку недалеко от своего дома, и мы принялись навещать его, чтобы хоть как-то утешить и приободрить. Работа у Мишки была не пыльная, но нервная - сиди себе и дави на кнопочки - это с одной стороны,а с другой - очередь всегда отчего-то недобрых водил. На рабочем столе, прямо под окошком,в которое страждущие бензина пропихивали талончики, стоял махонький пульт, с кучей кнопочек,как на счётной машинке, а на нижней, самой большой кнопке красовалась таинственная надпись: "П -> Х"... Причем, надпись не самопальная, а очень даже фабричная.
          Конечно, никто не удивится, узнав, с какой именно присказкой отпускал Мишка бензин. И не подумайте, что он говорил скромное "пэха"!
А мы... так часто это слышали, что и сами очень быстро научились присказке. "Пшёл на Х..." - говорил Мишка, «Пшёл на Х.." - вторили ему мы - его верные ученики и последователи, в те нередкие минуты, когда он в стиле Тома Сойера доверял нам и пульт свой, и бензин, ему доверенный.
          И так уж Мишка привык к этой фразе и к тому, что именно ею следует сопровождать обычный рабочий процесс, что даже в присутствии проверяющего начальства однажды высказался - чисто рефлекторно. А начальство не поняло, приняло на свой счёт, оскорбилось и стало угрожать, что переставит Мишку с хлебного места на чистку сортиров - в виде наказания. Мишка, конечно, оправдывался и винил во всём тех, кто на пультике разные дурацкие надписи делает. Всё равно его наказали и лишили премии.
          Мишка тогда с горя сразу отправился на винный комбинат, располагавшийся в нескольких метрах от бензоколонки, и сменял канистру бензина на канистру шампанского (контакты с заводскими ребятами были налажены давно). Потом подумал, подумал, сбегал за водкой, сотворил коктейль "Северное сияние" и напился до поросячьего визга - сознательно, показательно и как он потом заявил "чтоб враги знали, как я бываю страшен!".
          Приехали мы за ним по звонку сменьщика утром следующего дня. Сидит Мишка, столовой ложкой в пивной кружке пузыри шампанского гоняет и говорит им что-то злое и гневное. Пузырикам. Не нравились они ему почему-то ужасно.
В тот самый исторический день Мишка на всю жизнь зарёкся менять бензин на шампанское, в крайнем случае на шампанское обезгаженное.
          На бензоколонке Мишка проработал недолго, но мы успели ещё пару раз совершить турпоездки, в которые Мишка обязательно брал с собой по две канистры - одну с красным, вторую с белым... и все были довольны, особенно девушки. Хотя, и кавалеры наши тоже не обижались - больше места в их поклаже оставалось для водки, сами понимаете.

И я с тех самых пор почему-то тоже шампанское невзлюбила и пью его и поныне только в «обезгаженном» виде. Пузыри удаляются при помощи вилки, а лучше при помощи специального устройства - несколькими движениями рук скручивается из проволочной железяки, которая удерживает пробку в бутылке. И Мишка вспоминается всякий раз, когда...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment