Тася (anastgal) wrote,
Тася
anastgal

Categories:

Люди и память (1) Юзовский

Не знаю, как назвать серию постов, которую хочется начать. Это будет серия о людях, упокоенных на Новодевичьем кладбище. С фотографиями надгробий. Мне не хочется, чтобы кому-то показалось или подумалось, что это кладбище хоть чем-то напоминает выставку скульптуры или, тем более. развлекательный комплекс, где можно проводить экскурсии с песнями и плясками. Это происходит, и это ужасно. Поэтому мне бы хотелось совместить показ памятников с рассказами о людях, которые были при жизни знамениты - кто широко, а кто и очень узко - в научных кругах, например. О многих мы никогда и не слыхивали, о многих начали забывать, о ком-то будем помнить всегда, о ком-то постараемся забыть...
          Я понимаю, что память - хитрая штука. Она у каждого из нас своя, уникальная и помним мы все разное и по разному.
Естественно, я не смогу быть объективной. Я вообще не верю в объективность. Не верю.
Серия будет строится вдоль моего обычного маршрута - от входа вперёд, потом направо на старую часть кладбища, затем на самую его новую часть и обратно...

          Этот памятник будоражил моё воображение многие годы. Что может означать эта маска? Что собой символизирует? Почему скорбь и крик? Я всегда не понимала почему, но посмотрите сами, - разве можно ошибиться в эмоции?
Теперь, когда я знаю, какова была его жизнь, всё стало на свои места.

          Юзовский Иосиф Ильич (настоящее имя Юзеф, родился 18 декабря 1902, Варшава, умер 15 декабря 1964, Москва) был смелым и честным. Странно говорить это о человеке такой мирной профессии, но нельзя не сказать. В первую очередь он был литературным и театральным критиком. Неблагодарная профессия, неблагодарный талант - оценивать чужие творения.
Уже в начале 30-х годов этот его талант оценил Луначарский, сказав молодому Иосифу: «Вы критик, это уже ясно. Выражаю вам свое искреннее сочувствие, но деться вам некуда, придется писать. Способность к критике — вещь редкая. Поэтому все ею занимаются. Но вы не робейте. Рискните и вы»
Вот такой оксюморон: "Редкая вещь, которой занимаются все". У Луначарского было отменное чувство юмора.
          С 1946 года Юзовский работал старшим научным сотрудником Института мировой литературы, но в 1948 году началась «борьба с космополитизмом», и институт пришлось покинуть.
          А в начале 1949 года в «Правде» была опубликована редакционная статья «Об одной антипатриотической группе театральных критиков», в которой семь театральных критиков во главе с Юзовским обвинялись в буржуазном эстетстве и формализме, равнодушии к нуждам народа и стремлении «оболгать национальный советский характер». Непосредственно критикам инкримировались неодобрительные отзывы о пьесах, отмеченных Сталинской премией, а также критика Малого театра и МХАТа за постановку пьес, с точки зрения семи обвиняемых, просто слабых, по мнению же авторов статьи — «патриотических».
          Не могу не привести некоторые подробности. Страшные по тем временам, а вовсе не смешные и даже не забавные, как может показаться некоторым.
Значительная часть этой статьи была посвящена лично Юзовскому, который «цедя сквозь зубы слова барского поощрения, с издевательской подковыркой по линии критики „сюжета“ пишет о пьесе А. Сурова „Далеко от Сталинграда“, о пьесе „Победители“ Б. Мирского, отмеченной Сталинской премией, о роли Зои в пьесе „Сказка о правде“, роли, за исполнение которой актриса Н. Родионова была удостоена Сталинской премии».
          Дальше «Правда» вспоминала статью, написанную Юзовским ещё в 1943 году: "Полна издевательства его статья, где он язвит по поводу „счастливого, бодрого“ вида героев в советских пьесах… о тенденциях, якобы „разъедавших наше искусство“, о том, что авторы пьес зачастую не хотят „думать“ и тем самым не дают якобы „думать своему герою“. А чего стоит такое рассуждение: „Раз герой советский, то он обязательно… должен одержать победу — этого рода философия ничего общего с диалектикой жизни не имеет“. Выписывая убогие каракули, пытаясь придать им вид наукообразия, критик гнусно хихикает над „мистической презумпцией обязательного успеха, раз за неё борется советский герой“".
Как и другие критики, упомянутые в «Правде», Юзовский в течение ряда лет не мог ни публиковаться, ни продолжать работу в институте.
          Оставались верны дружбе с Юзовским в самые тяжёлые для него годы, помогали ему, а после его смерти способствовали увековечиванию его памяти: режиссёр Юрий Любимов, актриса Галина Пашкова, критик Борис Поюровский, театровед Юлий Шуб, актёр Михаил Жаров, Ростислав Плятт и другие.
          А вот имена предателей и трусов я называть не хочу. Больно. Среди этих имён много мне дорогих. Очень больно видеть их в этом списке.
          Работать он смог только с началом хрущёвской оттепели.
          Иосиф Ильич был не только критиком. но и замечательным переводчиком, причём с нескольких языков.
Именно он перевёл с польского пьесу «Такие времена» Юрандота, с чешского — «Гость из ночи» Л. Ашкенази, с немецкого — «Добрый человек из Сезуана» Б. Брехта.
С постановки этой пьесы Юрием Любимовым в 1964 году началась история Театре на Таганке.
Источники информации: http://ru.wikipedia.org, http://www.sovsekretno.ru/articles/id/3027/
Светлая память!
Tags: История, Памятники, биографии, кладбище
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →