February 16th, 2016

кошка графика странная высовывается

Истерички правят? Уж лучше бы правили кухарки...

Это я, конечно, гиперболу применила. Небольшую. Малюсенькую. Потому что где-то и кто-то ещё имеет смелость противостоять различного рода истеричкам (обоих полов!), психопатам, шизофреникам и прочих мудаков со справками и без.


На днях многочисленные мои соратники по защите животных от перечисленных выше недоумевали, отчего это по жалобе одного урода озадачивается целая армия чиновников, которые издают предписание изгнать из магазина много лет там живущего котика - здорового, вежливого, привитого, кастрированного, имеющего всевозможные справки и не имеющего никакого доступа к тому, к чему могут прикасаться только работники магазина, здоровье которых не проверена (как это у нас водится) никем, кроме кошелька, с помощь. которого они покупают свои медицинские книжечки.

Что в этой истории поразило лично меня более всего прочего: котик жил в магазине очень долго, его все знали и любили, в том числе многочисленные покупатели и их дети. И вот ВДРУГ является 1 (ОДИН!) нездоровый на всю голову человечище и строчит жалобу, под которую немедленно начинается пляска святого Витта с выходами, па-де-де и прочими коленцами, в общем, самый настоящий марлезонский балет, только подвесок королевы не хватает.

Это как? Жалоба одного морального уродца важнее, чем отсутствие жалоб от людей нормальных?
Это как, дамы и господа?

А давайте тогда уж закроем все кафе, в которых живут бездомные кошки, например, "Республика кошек" - чудесное заведение, поверьте!


Ну или, чего уж тут мелочиться - дотянемся своими "чистенькими" ручонками до самой до Японии, где и вовсе уже открыты десятки таких Кэт-кафе! А то ведь коты - они такие... коты, они - настоящая угроза миру и человеку. От них бывает шерсть, грязь, они писают и какают, о, ужас, ужас! Он же прямо по столам ходят! Поймать, убить, расчленить, сжечь и закопать!

Ладно, коты... Ладно. Возможно, это у меня личное, для меня отношение к животным - явный показатель отношения к людям.

Ну а дети? Те самые о которых все эти милые люди кричат: "Вы все сволочи, вы не детям помогаете, а каким-то котам и собакам, пусть бы они все уже сдохли!"
Кричат добрые-добрые люди. Никогда и никому не помогавшие. Впрочем, я снова преувеличиваю. Или преуменьшаю. Они тоже порой помогают. Мужественно и героическии. Они пару раз в год, преодолевая немыслимые сложности трудности отправляют СМС-ки на какой-то из коротких номеров, указанных в телевизоре. И эти их поистине героические подвиги вселяют в них такую гордость за себя-любимых, такую вот прям гордость, что и плечи-то расправляются, и грудь раздувается, и кулаки сжимаются в праведном (другого у них не бывает!) гневе на тех, кто делает добро как-то иначе, не как они.

Я опять отвлеклась. Как обычно. И снова самое важное будет в самом конце.

Показали сюжет из славного города Красноярска. И я в шоке. Подробности тут.
В Красноярске есть дом номер 66 по ул.Копылова, в котором живут милые, прекрасные, очень добрые люди, не желающие, чтобы на первом этаже их дома открылся крошечный реабилитационно-развивающий центр для детей, обделённых здоровьем. Не хотят они такого ужасного соседства. И не стесняются этого, вот что интересно!
И орёт прямо в камеру одна из активисток: "Я не могу им помочь, я не могу, но и видеть их я не хочу, я ведь имею право их не видеть, я ведь буду плакать каждый раз при виде их!".

Понимаете, она прямо орёт, и гнев, конечно (см. выше), праведный так и прёт из её раззявленной глотки! Она ИМЕЕТ ПРАВО не видеть! Она плакать будет!

А рядом с этой истеричкой стоят другие, и тоже орут, каждый своё:
- Это наша собственность! Почему я должна делиться?
- Они собираются пристроить пандус! От этого наш дом разрушится!
- Почему тут должны веселиться какие-то больные дети, а почему не здоровые?! (Кстати, замечу, центр открывается для всех детей - со справками и без!)
- Не допустим больных, они могут быть заразными!

И центр не могли сделать очень и очень долго. Потому что, как выяснилось, миром правят именно они - тупые, необразованные моральные уроды, живущие в этом доме и миллионах других таких же или не таких домов по всей стране.
С ним говорили, их убеждали, им объясняли - педагоги, родители больных детишек, строители, чиновники. Им - лично каждому - написала по письму Гурцкая и на следующий день почти все эти письма валялись разорванными в их чистеньких подъездах...

Но их всё-таки смогли убедить. Уговорили, подкупили, посулили какие-то блага, не знаю, как именно. Они, наконец, сдались и позволили. Позволили! Они общественность, они право имеют!

Центр сделали. Приделали пандус и лестницу. Дом не рухнул. Облицевали стены мягкими матами, развесили специализированные спортивные устройства, расставили столики с играми. Привели детишек опробовать... Всё чисто, красочно, радостно, слышится детский смех.

Центр ещё не открыт.
Жалобы уже идут.

Общественность негодует. Общественность не желает видеть детей в инвалидных креслах и уродов даунов. Общественность имеет право!

И вот я задаюсь вопросом: почему, собственно говоря, общественность - это практически всегда ОНИ, а не мы? Не я, не вы, а ОНИ - недолюди, недочеловеки, без совести и стыда, маразматики, ловко прикрывающиеся даже библейскими заветами, когда им не хватает Конституции... Почему?
кошка графика странная высовывается

А в Москве дождь...

На некоторых улицах натуральный потоп.
А к вечеру предсказывают появления гололёда. Весело будет! ((

Многие спасаются под зонтиками.  Зонтики в середине февраля - это... немного страшно. Как зелёная травка в декабре пару лет тому назад.


Капельки на ветках. Красиво. Ветра нет, капельки висят, не шелохнутся.