February 6th, 2012

кошка графика странная высовывается

Рррр... Авито

Прислали письмо о том, что меня забанили на Авито.ру.
Сразу после того, как я положила на тамошний свой счёт деньги.
Конкретных причин закрытия не сообщили, зато сообщили причины, по которым это МОГЛО произойти. Внимательно изучила. Не нарушала, не участвовала, не воровала, не вскрывала, не указывала.
Если не разбанят, буду устраивать большой скандал. Поможете?
Понимаете... я ведь там только объявки о пристройстве кошечек вешала - бесплатного пристройства, конечно же. И платила деньги - за размещение, за поднятие, за всё прочее. Фотки мне присылали кураторы, я их лично обрабатывала в фотошопе - ни у кого не воровала, никого не обманывала.
Блин. Для каждой этой кошки дорог каждый ЧАС пиара, их жизни находятся под реальной угрозой! И такой удар.
кошка графика странная высовывается

Очередной блок информации для тех, кто искренне хочет помочь меньшим братьям нашим

Продолжу, пожалуй, хвалиться своими подопечными из приюта на ул. Искра.
У этой девочки пока нет имени, я решила условно назвать её Багирой - потому что чёрная, стройная, гибкая. Она вся черная, но на грудке маленькое белое пятнышко-медальон. Очень красивая.
Девочка была домашней кошечкой, но ей не повезло с людьми - оказались подлыми предателями. Уезжая из Москвы, просто избавились от ответственности - сдали кошечку в приют, не удосужившись выяснить, что это за приют и каково ей там будет. Даже имя её не сообщили. Девочка ласковая, спокойная, с чувством собственного достоинства, приучена к лотку, здорова, привита, стерилизована. Легко уживается с другими кошками. Собак не боится - в когда-то своём доме имела опыт совместного с ними проживания.

Тема на Авито c другими фотографиями: http://www.avito.ru/items/moskva_koshki_yunaya_bagira_ischet_komu_podarit_lyubov_57492751
Телефон куратора: 8(905) 757-41-66 Мария

Ещё одна кошачья история...



Вот уже больше года кошечка Принцесса не пристраивается. Красивая кошка, очень красивая, но невезучая. Ей повезло только в одном - до последнего времени она жила не в страшных приютах, а на бесплатных передержках.
Collapse )
кошка графика странная высовывается

Таткины сказки

Первый раз Татку привезли в деревню в тот год, когда она много-много болела. Так много, что маме даже пришлось уволиться с работы.
Татка кашляла, кашляла, хлюпала вечно мокрым носом, блестела голубыми глазками, наполненными слезами, и мама, глядя на неё, тоже принималась всхлипывать и всё причитала: «Таточка, солнышко, что же так?.. Таточка, девочка моя, когда же ты выздоровеешь?»
А папа не плакал, папа только хмурил широкие брови и смешно раздувал ноздри. Татка тоже так хотела, но у неё почему-то выходило плохо. Папа смеялся и приговаривал: «Татка, Татка, у тебя и носа-то ещё нету, одни сопли!»
- Как это? – пугалась Татка и хваталась пальчиками за свой нос-курнос.
- Есть-то он есть, да вон, какой маленький, ты его отрасти сначала, - продолжал смеяться папа.
- А как? - спрашивала Татка и лезла на его высокие, жёсткие колени.
- Сама расти, и нос вырастет, - отвечал всякий раз папа, и если бывал в хорошем настроении, подхватывал Татку подмышки, потом сразу вставал и... у-у-ух! «Лети, Татка!! – весело кричал он, и Татка взлетала. Вверх – прямо к недавно выбеленному потолку, много-много раз. А потом, растопыря крыльями руки, изо всех сил вытянув ноги (чтобы больше походить на самолёт), она снова летала, крепко удерживаемая сильными руками отца.

Приземляться Татка не любила - внизу было скучно. Одни и те же игрушки и мамины «заставлялки» мыть лицо, чистить зубы… И кушать противную белую кашу, тем более не вкусную, что и звали-то её противно - совсем как вредную соседку Маню из комнаты напротив. Маня и каша походили друг на друга лицами. Они были у них одинаково мягкими, рыхлыми, белыми-белыми, с маленькими дырочками, ямками и бугорками.
Маня любила повязывать вокруг своей головы голубую косыночку, а у Татки все тарелочки были с голубыми краями… Мама говорила, что такие тарелки принесут Татке счастье на блюдечке с голубой каёмочкой, и папа опять смеялся. «Тарелочка на блюдечке!» - передразнивал он, и мама махала на него полотенцем, всегда почему-то висевшим на плече. Татка эти полотенца любила и думала, что они для того и нужны, чтобы махаться ими на папу. Она даже мечтала, что и у неё когда-нибудь появится такое же. Надо только чуточку подрасти.

Вообще, Татка много думала. Сидела и думала. Лежала и думала. Ела противную кашу или вкусную котлету и опять думала. О странных и таинственных вещах. И о взрослых. «Вот почему мама ругает папу за то, что он не купил хлеба, а папа каждый раз злится и говорит злое-злое, отчего мама даже иногда принимается плакать? - размышляла Татка. - Неужели папа никак не может запомнить, что надо купить хлеб?»
И Татка решила, что обязательно должна папе помочь.

Однажды она уселась на подоконник сразу после полдника и стала ждать. И как только длинная папина фигура в знакомом синем пальто показалась во дворе, она распахнула плохо заклеенное на зиму окно и, высунувшись так далеко, как только смогла, крикнула, набрав в грудь побольше воздуха: «Папуля! Папу-у-уля! Ты не забыл купить нам хле-е-еба? Папу-у-уля-я-я!»
Папа так резко вскинул голову, что шляпа, не удержавшись, упала на землю позади него. Папа замахал руками и закричал что-то в ответ, но Татка не расслышала слов. А потом ей вдруг так понравилось громко кричать и сильно дышать навстречу холодному ветру и неожиданному простору, что она стала орать уже что-то совсем бессмысленное, лишь бы слышать свой голос, ставший вдруг чужим, страшным и поразительно сильным.
Мама еле смогла оттащить её от окна, Татка упиралась и рвалась обратно – кричать хором с ветром.

Collapse )