April 4th, 2008

кошка лезет к птичкам

Песательница устала...

Всю ночь вместо сладко поспать крутилась, как Гоголь в гробе, не к месту будь оно упомянуто.
Мне снилось, нет мне пыталось сниться, как правильно писать романы. На примере одного из ранее мною написанных.
Мне снился Джеймс Хэрриот с нимбом над головой. Он махал рукою и кричал, что я дура. Я ответствовала, что сама знаю и не пошёл бы он... Джеймс не пошёл. Он знал, как я страстно его люблю, он понимал, что посылаю не всерьёз.
Идея, вообще-то, пришла мне в голову давно. Дичайшая. Хэрриот сказал: "Ни разу и ни фига! Сделай, а потом будем смеяться вместе!". Что он имел в виду под этим "вместе"? Наверное, он меня ждёт. Там. Не хочется туда торопиться. Я даже курить со страху бросила окончательно.
Итак, мы с Джеймсом решили вставить в роман кучу всяких оторванок. Например, к тому месту, где в романе описывается некий чемодан, взять и зафигачить историю про чемоданы вообще. А в том месте, где про ёжики в сметане - рецепт этих самых ёжиков. И так по всему тексту. Сделать блочки про виадуки, американские пароходы, речку Амазонку или Мисиссипи, нудистов, лыжников, альпинистов, идиоток, нимфоманок, сказки, фантастику, Грузию, булемию, импортное кино, манию преследования, изнасилование, бег по пересечённой местности, ревность, дефлорацию и так далее. Бо про всё это в романе есть. Но вскользь, мимолётом, незаметно. А надо, чтобы с научными выкладками и отдельными историями из жизни.

Вот. Да. Я уже раз десять переписала начало романа, который решила назвать эпатажно "История двух чемоданов и одной дефлорации с подскоком и тремя реверансами". Правда, я здорово придумала?!

Так. А вот теперь я ОЧЕНЬ прошу всех, у кого есть на то мужество, доброта и всякие другие замечательные качества, взять и прочитать первую главу (всего-то 20.000 знаков) и сказать мне, что это гавно, отстой, бред очень сивой кобылы и не запихнуть ли мне это себе в жопу. И всякое такое. Потому что я устала. Дико устала. Не надо говорить, что это написано наивным языком и это надо переделать. Лилька моя может жить либо в этом стиле, либо никак.

Collapse )